2020.07.12
Перейти к основному содержанию

Неизбывная сложность японской любви

В 13 лет я получила своё первое любовное письмо (ラブレター, rabu retā). Оно ждало меня в моем школьном ящике для обуви (下駄箱, getabako).

Если вы не знали, getabako были, и остаются по сей день, излюбленным тайником для романтических писем для многих поколений японских подростков. Как представить себе годы юности в Японии, которые не скрашивал бы долгожданный конверт, лежащий поверх пары стоптанных тапочек (上履き, uwabaki)!

Я носила письмо с собой весь день, но каким-то образом потеряла, когда вернулась домой. Отец нашёл его и в тот же вечер вызвал меня на серьёзный разговор за кухонным столом (食卓, shokutaku), (в нашей тесной служебной квартире (社宅, shataku) не было отдельного кабинета). Он велел мне немедленно прекратить все эти глупости. И вообще держаться подальше от мужчин, ведь иначе недалеко и до беременности, а это причинит кучу неприятностей и забот моим родителям.

Я рассказываю эту простую историю, поскольку мне кажется, что она очень ярко демонстрирует взгляд японцев на любовь и взаимоотношений.

Конечно, времена изменились, и японское общество кажется более открытым, чем когда-либо, но в том то и дело (でもはっきり言うと, demo hakkiri iu to), что глубоко в основе этого патриархального общества (父権社会, fukenshakai) лежит убеждённость в том, что любовь и все её проявления ведут к проблемам и неприятностям, и поэтому следует немедленно прекратить все эти глупости.

И теперь, спустя много лет после этой истории, я могу лишь с сожалением отметить, что японские мужчины и женщины по-прежнему далеки от того, чтобы научиться понимать друг друга (本の男と女は相変わらずわかりあえない).

Стоит лишь зайти в ближайший японский паб (居酒屋, izakaya), чтобы увидеть это разделение по половому признаку. Офисные работники, изливающие жалобы на свои компании (会社, kaisha) занимают один угол, тогда как девушки (女子会, joshikai) в противоположном углу обсуждают проблемы отношений и жалуются друг другу на отсутствие достойных [горячих] парней (いい男, ii otoko). Можно было бы предположить, что в какой-то момент эти две компании начнут смешиваться, но это происходит крайне редко.

Для спонтанных встреч, в противоположность тщательно спланированным совместным вечеринкам (合コン, gōkon), служат приобретающие всё большую популярность рестораны со столиками для двоих. В подобных заведениях женщины, не переступившие порог тридцатилетия и стремящиеся к заключению брака, могут оказаться за столиком с подходящим холостяком (婚活, konkatsu).

Как правило, при регистрации (受付, uketsuke) женщин просят указать их возраст. Чем они моложе, тем больше у них шансов поужинать с действительно холостым (не все ведут честную игру) мужчиной моложе 40 лет, имеющим постоянный доход. Поскольку, как правило, счёт оплачивает мужчина, некоторые молодые женщины приходят на подобные встречи исключительно с целью бесплатно поужинать. Как говорит моя 24-летняя племянница: «Пока придёт день зарплаты, я умру с голода, если меня кто-нибудь не угостит ужином!» (お給料日前は誰かにおごってもらわないと餓死しちゃう, O-kyūryōbi mae wa, dareka ni ogotte morawanai to gashi-shichau).

Как раскрутить мужчину на бесплатный ужин и возрастная дискриминация... Неужели, это всё, что японцы имеют ввиду, говоря о любви и отношениях? К сожалению, очень часто суть отношений определяется личными финансами и экономическим положением. Самый первый вопрос в анкете агентства «Конкацу» касается уровня годового дохода (年収, nenshū). Если женщина не работает (無職, mushoku), её обязательно спросят о финансовом положении родителей.

Похоже, цена на любовь и брак растёт с каждым годом. Моя 38-летняя подруга Куми говорит: «В этом вопросе я не могу быть слишком разборчивой. Главное, чтобы он зарабатывал не менее ¥7 миллионов в год и не был лысым» (この年で贅沢は言わないよ、年収700万あって禿げていなければ). Что касается характера человека, его политических взглядов, убеждений, — все это имеет второстепенное значение. А если он расист, женоненавистник, самодур?

«Потом разберёмся», — говорит Куми. Доход в ¥7 миллионов — единственный пункт, по которому она не пойдёт на уступки. Человеку без денег нельзя доверять (お金持ってない男は信用できない (O-kane-mottenai otoko wa shinyō dekinai).

То, что японские женщины не доверяют мужчинам, не удивительно. Веками они жили в зависимости от мужчин. Им было запрещено работать, иметь собственные средства, мнения, желания. До второй мировой войны очень немногие женщины вступали в брак по любви (恋愛結婚, ren'ai kekkon), и даже тогда любовь означала бесконечную работу по дому, чтобы обеспечить комфорт мужу и детям.

Японцев не назовешь специалистами в том, что мы привыкли называть Любовью, и здесь не поможет никакое количество конфет (義理チョコ, giri choco, буквально: «обязательный шоколад»), купленных на День святого Валентина (バレンタインデー, Valentine's Day)!

Время чтения
3 мин.