2020.06.01
Перейти к основному содержанию

Особенности японской культуры объясняют низкую заболеваемость COVID-19

Пока пандемия COVID-19 распространяется в разных странах и количество зараженных и погибших от вируса людей стремительно растёт, сравнительно низкие темпы роста заболеваемости в Японии вызывают удивление (свыше 11,000 заражённых и 400 умерших).

Одной из ключевых причин относительно небольшого количества зарегистрированных в Японии инфицированных является соблюдение строгих критериев отбора людей для тестирования на наличие COVID-19. Главное внимание уделяется лишь тем людям, у которых наблюдается высокая температура в течение более четырёх дней, при этом если они недавно вернулись из-за границы, находились в тесном контакте с заражённым человеком, либо если симптомы настолько серьёзны, что требуется госпитализация. Задача такого подхода не выявить всех заражённых, а, скорее, сконцентрировать все ресурсы для спасения наиболее нуждающихся и отслеживать очаги инфекции.

Также в прессе появилась информация о том, что японские врачи использовали широкодоступные в стране томографы для выявления пневмонии, которая зачастую является следствием нового коронавируса. Больные проходили лечение, но в ряде случаев тест на COVID-19 не проводился. Таким образом, людей лечили, по всей видимости, от COVID-19. И эти случаи не учитывались как подтвержденные в официальной статистике.

Возможно ли объяснить статистику особенностями культуры?

Ещё одно объяснение невысоких показателей лежит в социальной сфере и возможно японские культурные особенности могут быть их причиной. К примеру, твит с аккаунта sm27, опубликованный 25 марта, который набрал уже 42,000 лайков указывает, что такие особенности, как привычка носить маску, отсутствие частых прикосновений, объятий и пожимания рук, обычай разуваться в жилых помещениях, чистота в общественных туалетах и ресторанах, чистота воды и воздуха, возможно является объяснением низкого количества заражённых коронавирусом в Японии.

Похожим образом в одном из популярных блог-постов по поводу японской стратегии борьбы с covid-19 указывается на то, что привычка мыть руки, носить маску, наряду с тем, что рукопожатия и объятия не так широко распространены, объясняют низкий уровень заболеваемости в Японии. В своём недавнем блоге микробиолог Хиронори Фунабики (浩徳 船曳Hironori Funabiki) указывает, что к японскому арсеналу борьбы с болезнью можно отнести ношение масок, отсутствие разговоров в общественном транспорте, небольшое количество религиозных служб и тот факт, что очень немногие блюда принято есть руками.

Многие зарубежные комментаторы указывали на то, что широкое использование масок в Японии и других азиатских странах способствовали большему успеху в контроле за распространением COVID-19. Несмотря на то, что Всемирная Организация Здоровья продолжает повторять, что здоровым людям необязательно носить маску, многие эксперты в США в настоящий момент рекомендуют широкое использование масок, основываясь на данных, что они эффективно блокируют воздушно-капельный способ распространения вируса, что особенно важно если учесть тот факт, что у многих инфицированных COVID-19 болезнь протекает бессимптомно.

Конечно, возможно, маски действительно полезны, а японские стандарты чистоты достойны восхищения. Но всё же мы не знаем достоверно, можно ли только этим объяснить не такое большое количество заболевших COVID-19. Специалист по инфекционным болезням Университета Кобе (神戸大学, Kōbe daigaku) Кентаро Ивата, в частности, оспаривает культурно обусловленное объяснение, когда речь заходит о разгадке поведенческого феномена нового коронавируса.

«Я не думаю, что мы можем рассуждать о характеристиках вируса основываясь на культуре», — говорит он. «Какова бы ни была культура, если ослабить ограничения, инфекция сразу начнет стремительно распространяться. Теория японской исключительности может быть по-настоящему опасной, если она вызовет чувство защищённости или даже неуязвимости, что может спровоцировать недостаточно бдительное соблюдение социальной дистанции и взрывной рост заболеваемости как следствие».

Культурные факторы против тестирования.

Есть еще один культурный фактор, который тоже может объяснить статистику COVID-19 в Японии, вследствие которого японцы стараются избегать тестирования. Люди реально боятся, что положительный результат теста на COVID-19 приведёт к тому, что они создадут проблемы (meiwaku) окружающим, что вызывает сильное неодобрение в японской культуре. Никто не хочет стать человеком, чья болезнь привела закрытию и уходу на карантин целой фабрики или офиса, или стать причиной того, что имя его работодателя будет ассоциироваться с вирусом, что отпугнет клиентов.

Также японцы беспокоятся, что в случае заражения COVID-19 они подвергнутся осуждению со стороны окружающих. В японском обществе есть тенденция винить самих людей в их болезни, подразумевая, что каким-то образом они сами в виноваты в её возникновении. Например, одна моя подруга-японка рассказала мне, что в детстве её мама очень волновалась, когда она простужалась, опасаясь, что учитель сделает ей замечание по поводу недостаточной заботе о здоровье (kenko kanri). Я испытала это на себе, когда вела семинар несколько лет назад. У меня были проблемы с горлом после тяжёлой простуды и во время лекции я довольно много кашляла, и один из японских участников указал мне на это в оценочной анкете, написав: «Вам следует лучше заботиться о своём здоровье».

Принимая это во внимание можно себе представить, что скажут человеку, заболевшему новым коронавирусом: «Ты сам виноват, что ездил за границу!», «Тебе следовало носить маску!», «Ты что, неправильно моешь руки?!» Кто захочет проходить тестирование, чтобы получить положительный результат и нездоровую дозу критики?

Некоторые люди обеспокоены ещё и тем, что получив положительный диагноз на COVID-19, они могут подвергнуться дискриминации. К сожалению, в истории Японии можно найти множество примеров жёсткой дискриминации и остракизма людей с определенными заболеваниями, включая больных туберкулезом, болезнью Хансена [проказа или лепра], а также хибакуся (жертвы атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки). Прокаженные должны были быть изолированы от общества и не имели возможности возвратиться в него даже после выздоровления. Члены семей тех, кто болел туберкулезом, не имели возможности вступить в брак. Как хибакуся, так и их дети, были лишены возможности трудоустройства.

Азби Браун (Azby Brown), ведущий исследователь в «Safecast», организации, которая была основана после ядерной аварии на АЭС Фукусима-1, отмечает: «Я уверен, что имеет место серьёзная стигматизация людей с заболеваниями, которые являются или считаются инфекционными. Именно так было после Фукусимы в отношении тех, кто подвергся воздействию радиации. Радиация не заразна, но многие люди реагировали так, словно существовала возможность заражения. Мы слышали о многих случаях травли и остракизма лиц, эвакуированных из Фукусимы».

Г-н Браун отмечает, что подобное отношение во многом связано с идеалами чистоты и укоренившемуся в традициях отвращению к духовному или физическому «осквернению».

«Возможно, в отношении болезни здесь действует некоторое рудиментарное представление о справедливой карме: заболевшие люди каким-то образом навлекли болезнь на себя из-за открытости к порочному влиянию, и люди вокруг них должны быть осторожны, чтобы не заразиться от них плохой кармой», — говорит он.

Недавно «Safecast» запустила специальный ресурс, позволяющий людям делиться своим опытом прохождения теста на COVID-19, независимо от его результатов. Учитывая тот факт, что японцы могут опасаться стигматизации и, следовательно, скрывать факт тестирования на COVID-19 даже в том случае, если результат оказался отрицательным, организация планирует добавить в японской версии специальную заметку о том, что вся публикуемая информация остается анонимной. Возможно, именно способность адаптироваться к культурным фактором необходима для обеспечения доступа к достоверной информации, а, значит, и иметь возможность контролировать распространение вируса.

Время чтения
4 мин.