2021.09.24
Перейти к основному содержанию

Любовь и страсть по-японски

Спокойный подход японцев к вопросам любви и секса уходит корнями в седую старину.

«Я поля влюбленным постелю,
Пусть поют во сне и наяву!
Я дышу — и значит, я люблю!
Я люблю — и, значит, я живу!»

В. Высоцкий

А вот так примерно звучит синтоистская легенда о том, что произошло после сотворения Мира и Японских островов: «...Тогда Изанаги (божество мужского пола) повернул налево и Изанами (божество, соответственно, женского пола) повернула направо, и обошли они столп Земли по разные стороны. Когда же они наконец встретились на самом краю Земли, Изанаги сказал: «Как замечательно! Я встретил прекрасную девушку!»

Потом он спросил Изанами: «В Твоём теле сформировалось ли что-нибудь?» На что она отвечала: «В моём теле есть одно место, которое является источником женственности». Изанаги подумал (скорее всего: «это здорово!») и решил протестировать территорию (вдруг ослышался!): «В моём теле есть одно место, которое является источником мужественности. Я хочу объединить это моё место-источник с твоим».» Ну, такие подкаты теперь всем известны, а тогда это было в первый раз.

Поэтому ему удалось то, что с трудом даётся нам, мужикам, теперь: он объединил одно «место» с другим. Потом родилась Япония, острова, то да се.

Так вот. Есть у японцев и такой праздник — Хонэн Мацури. (Проходит он также под названием Канамара Матсури.)

Празднуется в маленьком городке Комаки, префектуры Аити. Многие из моих токийских друзей никогда не слышали о нём, да и сам я ни разу не бывал. До этого года. Но слухи до меня доходили...

Хонэн Мацури — праздник Богатого года. Название довольно безобидное... Отмечается ежегодно в апреле. 

О его зарождении я слышал две версии. 

1. По газетной версии: 

«Фаллический культ обосновался в Японии в стародавние времена, ибо японцы, ощущая себя неотъемлемой составной частью природы, вывели для себя формулу, впрямую связывающую проблемы плодородия, в том числе и урожайности земли, с процессами осеменения и деторождения. Естественно, у плодородия были и свои небесные покровители — богиня Тамахимэ-но Микото и бог Такэинадэнэ-но Микото. Суть праздника заключается в том, что бог, олицетворяющий мужское начало, раз в год, весной, наносит визит богине-женщине».  Стесняюсь сказать, но... Конечно же, для этого ему просто-таки необходим несгибаемый и по возможности большой фаллос.

2. По другой версии, праздник этот связан с одной пренеприятной проблемой.

А случилось вот что. В древние времена, у одной богини, покровительнице, кстати, Японии, произошла катастрофа и жизненная драма — в её влагалище вселился злой демон. Оказался он ещё и кусачий — откусывал, гад, члены всем её любовникам, в коих она до того дня недостатка не ведала. Появление демона испортило всю малину. 

При этом, надо отметить, японской медицине тех времен, такие случаи были не известны. Сейчас нечто подобное лечат психиатры, но в те времена, в отчаянье, богиня обратилась к одному японскому кузнецу. Кузнец подумал-подумал — и сковал первый в истории человечества стальной фаллоимитатор. О него, покусав, злой демон зубы и сломал».

Теперь расскажу вам одну историю, очень известную в Японии, о любовной страсти. Итак, «История любви Сады и Кичизо».

В мае 1936 года 31-летняя Абе Сада устроилась служанкой в небольшой токийский отель, хозяином которого был Исида Кичизо. Несмотря на то, что Кичизо был женат, уже где-то через неделю он и Сада уже во всю занимались любовью во всех подходящих для этого и не очень подходящих местах. Страсть разгоралась, и они решили что друг без друга жить больше не могут. Жена Кичизо имела по этому поводу несколько иное мнение. Она быстренько рассчитала Саду и выслала из своего дома.

Прошло, однако, немного времени и Саде удалось вновь установить контакт с Кичизо. Она сняла комнату в гостинице Масаки и велела своему возлюбленному немедленно прибыть туда. Выдумав себе командировку, Кичизо незамедлительно отправился на свидание.

По свидетельствам служанок отеля, в последующие шесть дней и ночей, возлюбленные занимались любовью, прерываясь лишь за тем, чтобы выйти перекусить по-быстрому, или чтобы соснуть несколько минуток. Короче, этот Кичизо был мужик.

Однако... 18 мая Сада спустилась вниз и приказала служанкам не будить Кичизо. Сама же она, по её словам, собирается отлучиться ненадолго и скоро вернётся. Ну, типа за презервативами и пивом.

Когда в полдень Сада не вернулась, а Кичизо не проснулся, одна из служанок решила заглянуть в комнату и узнать, что подавать на обед. 

Картина представшая перед глазами заставила её содрогнуться. С криком сбежав вниз, она могла только попросить обеспокоенных работниц срочно вызвать полицию. 

Войдя в комнату, полицейские обнаружили задушенного Кичизо. Его половой орган был отрезан. На левом бедре, кровью, было написано «Сада и Кичизо, мы вдвоём» («Sada Kichi futari».) На левой руке был вырезан иероглиф — Сада. Рядом, на простыне, была ещё одна надпись: «Сада и Кичизо, только мы вдвоём».

Скоро вся Япония говорила только о этом происшествии. Выдвигались самые разные версии. Правда, однако, оказалась, как всегда, намного удивительней.

Через 3 дня полиция арестовала Саду. В её кимоно, аккуратно завёрнутый в бумагу, нашёлся и половой член Кичизо. На вопрос зачем она сохранила его, Сада ответила что именно с ним у неё связаны самые лучшие воспоминания. Полицейский инспектор хотел знать за что она убила возлюбленного. «Я не могла сродниться с мыслью, что он будет принадлежать какой-либо другой женщине», — был ответ.

«Как же Вам удалось задушить его?»

Оказалось что и тут влюблённые намного опередили своё время. Им нравилось играть в связывание и асфиксию, т.е. иногда Кичизо связывал Саду по рукам и ногам, а потом чуточку душил, а иногда Сада немного придушивала Кичизо, от чего тот возбуждался ещё сильнее.

Однако... В последний день она не только не ослабила вовремя шарф, а даже наоборот, затянула его посильнее. Ей были предъявлены обвинения в предумышленном убийстве, издевательстве над трупом и сексуальном извращении.

Она согласилась с первыми двумя, но последнее брать на себя не захотела. Были наняты адвокаты и психологи, проделаны тесты. В конце концом суд признал, что сексуальной маньячкой Сада не является, у неё просто сильно повышен сексуальный стимул. Приговор ей вышел совсем мягкий — всего 6 лет тюремного заключения.

Сада прожила долгую жизнь, работала после отбытия наказания в других отелях в маленьком городке Атами и умерла только в 1970 году.

Такая вот история. О ней писались книги, делались фильмы. Интересно, но даже в современной Японии есть «поклонницы» Сады и, так сказать, продолжатели её дела.

Возвращаясь однажды из Токио в Штаты, я оказался рядом с замечательным японоведом, прожившим в Японии более 40 лет. Он попал туда молодым военным переводчиком, сразу после окончания войны, да так и остался. Из нашего с ним разговора я вынес много интересного, кое-что даже записал. Например, рассказ «О том, чем бывает опасен лак для ногтей».

Давным давно на одной из американских баз в Японии жил да был один солдат. Военный лётчик. Служил он исправно, начальство было им довольно и его часто отпускали на побывку. Надо сказать, что был наш герой хорош собой, жена его осталась в далёких Штатах, а потому нет ничего удивительного в том, что скоро завелась у него японская зазноба.

Всё у них шло хорошо, влюблённые не могли надышаться друг на друга и ничто не предвещало близкой развязки. Да вот только вздумалось законной жёнушке нашего бравого солдата проведать муженька, посмотреть как тому служится. О чём она и известила его телеграммой.

Делать нечего — приезжала она надолго и скрыть её от японской подруги представлялось невозможным, а потому американский ловелас напился накануне прибытия супруги для храбрости, да и выложил своей японской возлюбленной всю правду-матку. Та, конечно, в слёзы... Но он оставался непреклонен.

Девушка поплакала-поплакала да и успокоилась, даже якобы поддалась на его настойчивые уговоры заняться в последний раз любовью. Расставались они навсегда, а потому любили в тот день друг друга страстно, до полного изнеможения, а потом, как полагается, оба крепко заснули.

Проснулись только утром, лётчик уже опаздывал в аэропорт и времени на прощание почти не оставалось. Был он к тому же с бодуна и чувствовал себя неважно. Быстро оделся, поцеловал свою японку и понёсся к жене на встречу.

Голова болела не на шутку, после вчерашней ночи сил не осталось совсем, но, чувствуя себя выжитым лимоном, нужно было изображать радостного мужа, дождавшегося наконец свою жену, и он старался изо всех сил. Что было хуже всего, так то, что ему принеприменно надо было предстать этаким стосковавшимся в одиночестве и изголодавшимся без секса мужиком.

Делать однако же было нечего, и повёз он свою ни о чём не подозревавшую жёнушку в гостиницу. В номере, как и положено было, прямо с порога швырнул её на постель и принялся, рыча, срывать с неё одежду. Жена, довольная таким приёмом, не сопротивлялась и даже помогала. 

Скоро наступил и его черёд. Он быстро скинул свою форму и предстал во всей своей мужской красе... Раздался страшный крик. Кричала жена, потому что вначале не поняла, что случилось с одной очень важной частью тела её мужа.

Нет, не волнуйтесь, всё было на месте и реагировало на стимулы так, как надо. Проблема была в том, что эта самая часть оказалась вдруг неестественного красного цвета, а гладкая лаковая поверхность пускала по стене солнечных зайчиков...

Несчастный Билл или Джон, не помню уж как его звали, и сам растерялся, а потому отмазаться не сумел. Развод не заставил себя долго ждать.

Что же произошло? Оказывается, коварная японка проснувшись раньше своего приятеля, и пока тот спал безмятежным сном, раскрасила ему его мужское достоинство своим лаком для ногтей, предусмотрительно проветрив потом комнату.

Самое интересное, что как только его жена в гневе покинула японские острова, эта парочка опять сошлась вместе. Они даже поженились, и теперь у них уже есть дети, а в то время, когда я историю эту услышал, появились первые внуки. Вот как оно бывает в жизни.

Время чтения
5 мин.