2019.08.21
Перейти к основному содержанию

Неваляшка Дарума и Ванька-встанька

Стойкий интерес к Японии у русского человека, не очень похож на тягу к экзотике. Лет сорок назад, можно было ещё поразить воображение моего соотечественника яркими чудесами. Но ныне…

Миллионы россиян побывали уже во всех концах мира, однако интерес к Японии не угас на фоне всемирного калейдоскопа. В чём же секрет этого душевного стремления к далёкой стране? Почему японцы так же очарованы Россией? Книгу «Дерсу Узала» написал Арсеньев русский, но фильм, потрясающий своим изображением природы, смог создать только японец Акира Куросава. Почему он, сумел так понять и показать вроде бы чужих людей и чужую страну? Чужих ли?

Япония и Россия — «белые вороны», каждая в своей цивилизации. В Европейской цивилизации, пронизанной логикой и математикой, с её «сумрачным германским гением» и «острым галльским смыслом» Россия выглядит пришельцем из другого мира. Япония так же стоит наособицу в цивилизации «Дао», — страна похожа на незыблемый утёс в царстве вечно меняющих друг друга Инь и Ян. Пришедший из Китая «Дао» (Путь) в Японии произносится «До». У китайцев «Дао» — это поток процессов, причин и следствий без конца и края, порождающий все сущее, у японцев «До» — главный жизненный принцип. Японский Путь-До резко отличается от китайского «Дао» своей определенностью и моральной жёсткостью. «Дао» прихотлив и непредсказуем, «До» — ведёт к цели всей жизни, это «Путь» с которого недопустимо уклониться и который нельзя менять. Дзюдо (Путь мягкости) для японца отнюдь не название спорта, это жизненный путь избранный человеком навсегда.

Япония, безусловно, восточная цивилизация, но иная, Россия — европейская, но альтернативная.

Запад и Восток, практически, крайние противоположности, борющиеся и одновременно существующие слитно, как два полюса магнита. Запад ассоциируется с Ян — мужским началом, жёсткостью, категоричностью, индивидуализмом. Восток скорее Инь — начало мягкое, гибкое, подвижное, относительное, косвенное, женственное, коллективное. Когда эти сущности достигают полноты, внутри каждой из них зарождается её противоположность, так в Ян зарождается Инь, в Инь — Ян. Россия это росток мягкого Инь в окостеневшем Ян Запада, Япония росток мужественного Ян в текучем Инь Востока.

Являясь противоположностями Россия и Япония, одновременно и родственны друг другу. История двух стран — это история выживания в суровой природе, в постоянной борьбе князей против центральной власти. И японец и русский ощущают себя частью природы, от того так прекрасны пейзажи японских и русских художников, хокку Мацуо Басё и стихи Сергея Есенина.

Чужих меж нами нет,

Мы все друг другу братья

Под вишнями в цвету!

Западная культура строится на крайнем индивидуализме, а Восток во всех своих проявлениях — это крайний коллективизм... Русские, создавшие свою культуру на фундаменте жесткой европейской традиции, где «да есть да, а нет есть нет» тяготеют к типично азиатским коллективизму и парадоксам мышления, японцы же, ревностно сохраняющие китайские корни своей культуры, стремятся к совсем не азиатским индивидуализму и самодисциплине. Это мощное движение навстречу друг другу, однако, не делает нас одинаковыми.

Японцы сравнивают европейца с яйцом в крепкой скорлупе: «Надавишь и ничего не произойдет, надавишь сильнее и снова ничего, но еще повысишь давление и яйцо разрушится». Про себя японцы говорят: «Мы конформисты. Мы походим на яйцо без скорлупы, — надавишь, и прогнёмся, сильней надавишь, и прогнемся сильней, надавишь со всей силы, и мы выскользнем». Конформизм — это также одно из качеств русского человека, но он не любит это в себе замечать, в отличие от японца. Но может быть именно конформизм делает наши народы необычайно стойкими в любых испытаниях, подобно тому как мягкое железо, обволакивая прочные но хрупкие кристаллы высокоуглеродистой стали, соединяет их в булат, способный сокрушить любую броню. Не отсюда ли культ героизма запечатлённый, как в «Бусидо» — «Пути воина», так и в русской народной песне? Наши песни «Чёрный ворон, что ж ты вьёшься» или же «Не для меня» близки японской душе. Массовый героизм русского солдата, как будто бы происходит из «Бусидо» — японского кодекса воинской чести.

Души наших народов издавна стремились постичь друг друга. Отсюда уже начиная с XIX века взаимная тяга — в Японии к русской литературе, а в России к японскому искусству. Даже Матрёшка, ставшая одним из символов России, имеет своё отражение в виде похожей японской куклы.

Существуют и две другие куклы, два близнеца от разных матерей: японский неваляшка-Дарума символизирующий стойкость намерений своего владельца и Ванька-Встанька — самая первая игрушкой для многих поколений русских. Японский святой Дарума (от санскритского Бодхидхарма), легендарный создатель Дзен-буддизма и боевых искусств, задремав во время медитации, в гневе вырвал свои ресницы, ставшие чайным кустом. Кукла, изображающая его, не имеет ни рук, ни ног, и тотчас вскакивает, если ты попытаешься её уложить, русский же Ванька-встанька вовсе не святой, но обе эти игрушки являются пусть и необщепринятыми, но сокровенными символами наших двух стран.

Ни Даруму, ни Ваньку ничто не сможет повергнуть, и это хребетная часть характера наших народов.

В боевых искусствах у японского айкидо так же есть русский брат — русский рукопашный бой, который сейчас называют «стиль Кадочникова», построенный на той же биофизике, но внешне мало похожий. В этом стиле мы не увидим амплитудных бросков айкидо, здесь движения нападающего вдруг начинают ломаться и путаться, сам он, как марионетка в опытных руках, скручивается, складывается и вдруг оказывается на земле совершенно беспомощный.

Наши народы, такие родственные и такие непохожие, тяготеют друг к другу, и это стремление со временем только развивается. А наше издание строит мост для этого движения. Мы стремимся показать быт, искусство, спорт и даже новости, — то есть пытаемся отразить саму жизнь, в её разнообразных проявлениях. Мы в меру наших сил стараемся помочь сближению наших народов и постижению их таинственной души. Наш журнал для очарованных странников, устремленных к далекой, но близкой стране. И на этом мосту могут встретиться и обняться два брата Дарума и Ванька-встанька.

  • Вверх
    100%
  • Вниз
    0%
Время чтения
3 мин.